?

Log in

No account? Create an account

Мой отчет о выборах президента РФ 4 марта 2012 года. Хайфа, Израиль.
slamcat
На фоне новостных лент, пестрящих о нарушениях, незаконных удалениях наблюдателей с участков Москвы и Санкт-Петербурга, принудительных задержаниях и других не поддающихся здравому смыслу действях «с той стороны прилавка», хочу рассказать о том, что в моем небольшом городе можно свободно прийти на избирательный участок, оформленный в полном соответствии с требованием закона и функционирующий без существенных нарушений, на котором избиратели, наблюдатели и комиссия во главе с председателем заняты одним общим делом и работают в интересах друг друга. Теперь по порядку.

Здравствуйте. Меня зовут Константин. Мне 30 лет. Я родился и вырос в Санкт-Петербурге, там же получил высшее образование, работал в сфере телекоммуникаций и высоких технологий, встретил спутницу жизни. Как говорил Аристотель, жизнь требует движения, и чуть менее года назад мы приехали в израильский город Хайфа на берегу Средизменого моря, сейчас мы изучаем язык и историю еврейского народа.


Почему я решил стать наблюдателем на президентских выборах 2012 года? Впечатлившись обилием негативной информации о ходе и результатах выборов в Госдуму в конце 2011 года в сети Интернет и зарубежных СМИ, я всерьез озаботился судьбой своей Родины, захотел посмотреть, как это происходит на самом деле, и внести свой вклад в объективную картину выборов.

От кого я наблюдал? Ознакомившись со всеми предложениями от политических сил России, я остановил свой выбор на Яблоке. К сожалению, наиболее симпатичный для меня кандидат в президенты РФ, лидер КПРФ Геннадий Зюганов так сильно был увлечен внутрироссийским голосованием, что совершенно забыл про существование активных сторонников-соотечественников за рубежом. Поскольку кандидат от Яблока, Григорий Явлинский, не прошел регистрацию в ЦИК, но при этом Яблоко не снизило своей активности и предлагало содействие в участии активных граждан в выборах президента, я оставил на их сайте электронную заявку. Через некоторое время со мной связалась представительница Яблока, и сообщила о возможности участвовать в наблюдении в качестве представителя СМИ – газеты Яблоко России. Уже через неделю после этого курьер FedEx доставил комплект документов, необходимых для моего допуска на выборы.

Как проходили выборы? За пределами России, проведением выборов занимаются учреждения МИД России за рубежом – посольства, консульства и дипломатические представительства. Членами избирательных комиссий являются сотрудники консульства. Согласно действующему законодательству, граждане России, имеющие второе гражданство либо вид на жительство (что противоречит недавнему решению КС РФ) не имеют права являться членами избирательных комиссий.


4 марта 2012 года у Генерального консульства России в Хайфе на улице Паль-Ям, 2 в нижнем городе было многолюдно. Старожилы говорят, что в этот день посещаемость была рекордной за все время работы генконсульства. Мне показалось, что было много молодежи и пожилых людей.




В отличие от российских избирательных участков, на зарубежных участках отсутстовали элементы системы видеонаблюдения Ростелекома, я заметил только ранее имевшуюся в консульстве систему видеонаблюдения. Объектив одной из камер наблюдения был заглушен салфеткой и повернут в сторону стены.

В связи с особенностями статуса граждан РФ за рубежом, а также отсутствием обязательного консульского учета, стандартная для россиийских УИКов сшитая и пронумерованная книга избирателей отсутствовала, а вместо нее велся список избирателей, сшитый по окончании голосования. Для получения избирательного бюллетеня необходимо было представить действующий заграничный паспорт гражданина РФ. При регистрации в список вносились ФИО, номер паспорта, и адрес пребывания. При этом адрес пребывания, согласно действующему закону, я имел полное право не сообщать, которым кстати и воспользовался. Наличие виз, въездных и выездных штампов не проверялось. Хочется отметить, что все нестандартные ситуации, такие как отказ сообщить место пребывания, просроченный или вообще отсутствующий загранпаспорт, быстро и четко разрешались председателем комиссии.

Также я бы отметил высокий фальсификационный потенциал в такой схеме организации голосования, ведь теоретически ничто не помешает запустить, допустим, десяток рейсовых автобусов на «карусель». Организовать это можно без серьезной предварительной подготовки, возни с открепительными удостоверениями и договоренностей с комиссиями. Весь Израиль от границы с Сирией в Метуле до границы с Египтом в Эйлате можно проехать на машине за пять с половиной часов, то есть за двенадцать рабочих часов на тринадцати избирательных участках при желании можно очень серьезно сфальсифицировать результаты голосования. Никаких формальных способов противодействия в таких случаях не предусмотрено. Мне сказали, что таких прецедентов ещё не было, но опасность есть – а раз она есть, значит кто-то её предусмотрел и для чего-то это нужно. Возвращаюсь к голосованию.

На избирательном участке помимо меня присутствовали наблюдатели – местный политолог Юрий Бочаров, представлявший кандидата Сергея Миронова и Григорий Белинский, представлявший Михаила Прохорова. С самого начала работы участка в 8 часов утра и до окончания голосования, на участке присутствовал хотя бы один наблюдатель. Для голосования использовались два ящика – один стационарный и один для выездной работы. Обе урны были продемонстрированы в раскрытом виде и опечатаны в присутствии наблюдателей. За выездным голосованием наблюдал представитель Миронова. На участке присутствовали все необходимые атрибуты, такие как герб и флаг России, сводный список кандидатов, увеличенная форма протокола, кабина для тайного голосования, шариковые авторучки и часы, показывающие местное время. Открытая часть выборов прошла без видимых нарушений, и ничто не влияло на фактические результаты голосования.


В 20 часов по местному времени участок был закрыт, и комиссия приступила к подсчету голосов. Комиссии были представлены наблюдатели, после этого начата работа со списком людей, проголосовавшими внутри помещения консульства, и реестром выездного голосования.


Перед формированием общего списка избирателей на разрешение комиссии и наблюдателей был поставлен вопрос о дополнении списка данными из реестра выездного голосования. Поскольку реестр был составлен на основе «живых», представленных наблюдателям заявлений и предстоял раздельный подсчет бюллетеней из урн, а за отсутствием «мертвых душ» наблюдал представитель Миронова, было решено не тратить время на эту работу. Книга была сшита, а узел шнура скреплен бумажной пломбой с печатью комиссии.


Наблюдатели зафиксировали в своих отчетах озвученные данные по спискам, комиссия приступила к сшиванию списка избирателей и начала заполнение увеличенной формы протокола для заграничных участков.


Немного нелогичным показалось количество бюллетеней – 13000 до начала голосования и 11437 неиспользованных бюллетеней по окончании голосования. К слову сказать, нелогичным такое количество оказалось и для независимой системы «Сводный протокол», в которой количество бюллетеней может быть максимум четырехзначным, то есть не более 9999 – на мой взгляд, такие «проколы» свидетельствуют о непрофессионализме авторов проекта, это же относится к обработке и распространению персональных данных. Я стараюсь смотреть на это спокойно и делаю скидку на то, что большинство независимых платформ были написаны программистами-волонтерами под управлением менеджеров-волонтеров в условиях слабой информационной и правовой поддержки.

Предстоял подсчет и погашение неиспользованных бюллетеней, но у меня язык не повернулся настаивать на пересчете – их было действительно огромное количество, поэтому мы их просто погасили. К чести председателя комиссии, наблюдатели могли поучаствовать в погашении неиспользованных бюллетеней, но я отказался, сославшись на статус представителя СМИ. Погашение осуществлялось отрезанием уголков у бюллетеней и заняло чуть более получаса.




До дня голосования на участке было выдано 2 открепительных удостоверения из 40 имевшихся, по окончании голосования их осталось 38, и мы их пересчитали. Они также погашались отрезанием одного уголка. На нашем участке было использовано 17 открепительных удостоверений, все они были представлены наблюдателям.



Продолжив работу с увеличенной формой протокола и не обнаружив расхождний, мы добрались до непосредственного подсчета голосов. Перед вскрытием ящиков проверили целостность пломб. Отмечу, что крепление петель, засова для навесного замка и пломбы на стационарном ящике было наружным – обычные шурупы с крестовой головкой, то есть имелась техническая возможность получить доступ к содержимому ящика без повреждения пломбы. В этом смысле непрерывное присутствие хотя бы одного наблюдателя на участке имело важное значение.




Сначала мы пересчитали содержимое переносного ящика, там оказалось 172 из 173 выданных бюллетеней. Затем – содержимое стационарного ящика, там оказалось 1389 из 1390 выданных бюллетеней.



После этого бюллетени сортировались по стопкам, соответствующим фамилиям кандидатов в президенты. Недействительные бюллетени отсортировывались в отдельную стопку. В общей сложности подсчет голосов занял около полутора часов.



Подсчет производился спокойно, без спешки, я тем временем увлекся разбором «народного творчества», то есть оригинально заполненных бюллетеней.








Комиссия закончила подсчет бюллетеней, осталось совсем немного формальной работы до окончания выборов.



Наша работа завершилась в 23 часа 30 минут по местному времени победой Владимира Путина. С небольшим отрывом за ним следовал Михаил Прохоров, с существенным отрывом следовал Геннадий Зюганов, а за ним – Сергей Миронов и Владимир Жириновский. Вот отсканированная копия протокола с нашего участка.



По окончании совместной работы и получения копий протоколов, мы имели возможность неформального общения. Я поблагодарил председателя комиссии за честные и демократичные выборы. Оказалось, что мы, наблюдатели, не доставили никаких неудобств комиссии, а наоборот, не давали расслабляться. Мы управились за три с половиной часа вместо запланированных семи-восьми часов.

На следующий день я разместил сканы протоколов в нескольких независимых системах, в том числе в ранее упомянутом «Сводном протоколе». 10 марта и 13 марта я сверил свою копию протокола с официальными данными на сайте Центризбиркома по этому адресу. Все в точности совпадает с моими данными.

Выводы. Признаюсь, что я не ожидал большого накала страстей по сравнению с выборами в Госдуму, и поэтому не рассчитывал увидеть какие-то вопиющие нарушения. Я не могу отвечать за других, но могу сделать это за себя. Возможно кто-то затеряется в предположениях, почему же результаты выборов не оказались сфальсифицированы. Может быть свою роль сыграл престиж консульского учреждения и МИДа в целом, может быть комиссию на моем участке забыли или не успели в плохом смысле замотивировать, может быть Центризбирком России заплатил мне больше, чем Госдеп США, а может быть и сам господин Чуров, почуяв мой суровый нрав, решил не связываться и дал команду провести честные выборы. Вариантов может быть миллион. А если без шуток и иронии – я считаю, что выборы прошли честно и на совесть. Я сам своими глазами убедился, что граждане России опять и снова выбрали своим президентом Владимира Путина, и в его легитимности я теперь не сомневаюсь. Вот такие дела… А как прошли выборы у вас?